Пресса » С песней по жизни

С песней по жизни

Художник, фотограф, поэт, музыкант и композитор Александр Зельцер отметил 70-летний юбилей

Вечерний Оренбург № 12 от 23 марта 2016

Большие и красивые люди видны сразу. Они выделяются в толпе, хотя специально ничего для этого не делают. Они одарены от природы, открыты для общения, легки на подъём и обязательно создают что-нибудь красивое. У них активная жизненная позиция и огромный опыт за плечами. Такой человек и Александр Зельцер.



Ему 70, а глаза выдают в нём мальчишку, с характером. Всё у Александра Иосифовича по полочкам – коллекции марок, почтовых конвертов и открыток, спичечных этикеток, связанные с темой космоса, сборники его песен на особом месте, фотографии разных периодов жизни, свои, ещё детские рисунки и даже первая тетрадь с прописями, где чернильным пером каллиграфически выведены все буквы русского алфавита.

– Самые запоминающиеся – детские годы, – рассказывает Александр Зельцер. – Родился в селе Спасском Саракташского района. Замечательное место. Это одна из моих любимых тем в пейзажах. Природа создаёт человека, лепит его характер малая родина.

Вот, видите сосны? Мой дом находился в метрах 50-ти от них. Эти сосны для меня родные. В пору моего детства их было восемь, сейчас шесть осталось. Говорят, их посадил учёный Эверсман. Они оказывали на меня магическое действие. Мы с мальчишками играли под ними в городки. Сюда приходили и гости – все, кто приезжал в деревню, видные деятели Борис Бурлак, Алексей Горбачёв, Владислав Бахревский.

В селе было 280 дворов. Центральная усадьба, барский дом. Рядом речка Большой Ик. Своё начало берёт в Башкирии. Раньше она была более многоводной, и по ней сплавляли лес. На берегу, у крутояра, братские могилы – здесь расстреливали красноармейцев. Есть легенда, что один солдат всё-таки выжил и переплыл реку. Наверное, это вымысел, но мы, мальчишки, верили.

В моё время в нашей школе училось более 200 детей. Сейчас здесь набирают не больше ста учеников. Исчезли близлежащие деревни: нет Полтавки, Кирпов, Старосейки, Поляковки. Количество дворов то же. Но молодёжь уезжает в город. Когда-то был колхоз. Сейчас и его нет.

Вообще, у села Спасского замечательная история. В этом году ему исполняется 235 лет. Сейчас о нём пишется книга. Создана редколлегия. Я тоже вошёл в неё. Собирались в Саракташе. Нашли спонсора, чтобы напечатать издание.

В книге расскажем о временах переселенцев. Много материалов по истории собрал краевед и директор школы Михаил Мефодиевич Чумаков. Два года назад мы открыли в честь него мемориальную доску. Ещё две посвящены памяти моих дорогих и любимых учителей – отца Иосифа Борисовича Зельцера и Августы Андреевы Кондуровой.

Александр Зельцер бережно положил на стол небольшую книжицу Елены Кажан «Страницы учительской судьбы». На обложке портрет его отца и фотография села Спасского. И продолжил.

– Отец был учителем с большой буквы, окончил Бухарестский университет, знал семь иностранных языков. Мама работала лаборантом в школе. Я – единственный ребёнок в семье. Папа был человеком пытливого ума. Он создал подробную родословную семьи.

– А это Шекспир. – Александр Иосифович взял в руки увесистое издание с золочёными страницами. – Книга отцу была очень дорога. В 60-е годы он посетил Румынию. Случай редкий. Там у него оставались друзья. Хозяйка, у которой он жил раньше, вернула ему его вещи, но он забрал только книгу Шекспира на английском языке с дарственной надписью: «Иосифу Зельцеру за хорошие знания английского языка от британского консула. Бухарест, май 1938 год».

Папа экономил на всём, кроме книг. Как-то он принёс огромную кипу иностранной литературы из посылторга. Мама ворчала на него, но недолго, понимала, что это главный хлеб в его жизни. Александр Иосифович – человек разносторонний. Сын своего отца. Только основным делом его жизни стали не иностранные языки, а второстепенные предметы, как называют их в современной школе, – пение, рисование и физкультура.

– На баяне начал заниматься по самоучителю. Нравилась гармония звуков. Огромное желание было и к рисованию. Отличные учителя, природа. И это вроде как-то само собой получалось, – объяснил свои пристрастия Александр Зельцер. – Мои песни. Я пишу музыку не потому, что не могу не писать, – если бы не пели, я бы не писал. К примеру, вещь про моё родное село Спасское. Она звучит, и люди радуются. Я очень тщательно отбираю тексты, нахожу самые лучшие, только тогда предлагаю их к публикации.

У Александра Иосифовича есть персональный сайт зельцер.рф, где размещены избранные им самим песни. Он полноправный автор не только музыки, но и слов. Их исполняют во всём Оренбуржье. Они звучат на радио и на многих концертных площадках нашего края и за его пределами – лиричные и напевные, с простой и очень близкой к душе гармонией. Первыми рождаются стихи. Они греют сердце, их хочется петь.

В дальней дымке тростник
омывает волна,
Бьёт там вечный родник,
катит звёзды со дна,
Над ручьём – тополя,
а вокруг – ковыли,
Необъятная степь
оренбургской земли.
Из того родничка
набираются сил
И Сакмара река,
и Урал-исполин.
После жаркого дня подойду
к тростнику,
У зелёных осок припаду
к роднику.

Это отрывок из песни «Необъятная степь оренбургской земли». Это произведение, как и многие другие, можно послушать на сайте. Здесь же размещены ноты и слова. Так что их можно даже и спеть хотя бы для себя.

На вопрос «легко ли быть не только композитором и поэтом, но и подвижником?» Александр Иосифович ответил:

– Они всегда были и будут. Это потребность такая. Вот мой отец проводил большую общественную работу. Нужна лекция перед сеансом кино о международном положении – он без подготовки мог это сделать в любое время. Папа читал все газеты, слушал радио, «Голос Америки».

Я с теплотой вспоминаю времена советской школы, той самой, пятидесятых годов, когда на старенькой школьной машине на скамейках в кузове мы, послевоенные дети, едем на экскурсию до Челябинска на тракторный завод, в Свердловск, в другие города. Нас зажигали педагоги, и мы горели, ходили в походы по Саракташскому району. Это такая энергетика! Жаль, что сейчас нет того задора!

В партию никогда не рвался, а комсомольцем и пионером был. И докажу: у меня до сих пор хранится моя книжка пионера 1955 года. После окончания школы я два года работал старшим пионервожатым. Меня признали лучшим в районе и в качестве поощрения на целых полгода командировали в Артек. Здесь я активно занимался плаванием. Даже золотую медаль и диплом получил – наша дружина в спартакиаде заняла первое место.

Именно здесь, в Артеке, мне довелось встречаться с Гагариным. Я сам лично его фотографировал. Сидел с ним рядом и передавал ему открытки для автографов.

Вот он, Гагарин, – с виду обычный человек, в летних сандалиях-плетёнках и в коротковатой длины брюках. На мой взгляд, это нерастиражированная, редкая фотография. В память о нём я каждый год провожу встречи в школах и библиотеках. Иллюстрирую воспоминания выставками своих коллекций. Марки, спичечные этикетки и картинки с конвертов тех лет. Очень трепетно отношусь к ним. Это не просто бумага – это кусочки того времени.

На этих выставках показываю Гагарина таким, каким он был, связанный с космосом и обычными простыми людьми. Есть искусственный спутник земли, первый отряд космонавтов. У меня таких альбомов не меньше 20 штук.

Сейчас, конечно, нет такого героического ажиотажа вокруг космоса. Теперь у человечества другие задачи. И это естественно. А я показываю детям Гагарина, Белку и Стрелку, которые первыми побывали в пределах внеземной орбиты.

У Александра Иосифовича есть свой секрет в технологии сохранения своих коллекций – аккуратность во всём. Марки, конверты и этикетки от спичечных коробков, связанные с космосом, он клеил конторским клеем, чтобы оригиналы не желтели со временем.

– Раньше в Оренбурге, на углу Кирова и Советской, продавались сувенирные спички, такие большие коробки, похожие на набор конфет. Внутри каждой – маленькие коробочки с изображением портретов космонавтов. Я покупал этот раритет, отмачивал этикетки в специальном растворе с солью, чтобы не повредить бумагу. Теперь это всё живёт своей жизнью и удивляет потомков.

Преподаватель музыки в общеобразовательной школе, художник–оформитель, создатель нескольких песенных сборников, которые разошлись по Оренбуржью тиражом более трёх тысяч экземпляров. Александр Иосифович нисколько не изменился за все прожитые годы. К любой работе он всегда относится с творческим огоньком.

Сейчас он находится на заслуженном отдыхе, но продолжает трудиться в должности техника на кафедре физкультуры педагогического университета. Готов помочь каждому, кому нужен его мудрый совет, опыт и слово.

Снимки Александра Зельцера – это ещё одна история его биографии, история его родного села Спасского. Лучшие работы вошли в фотоальбом «Мой край родной, неповторимый!».

Вот весенний разлив реки Большой Ик. На следующем снимке видно – строили дорогу, бросили, а природа берёт своё – зарастают рытвины зелёной травой. Церковь в Спасском, 19 декабря прошлого года её открывали после реставрации. Это памятник Федерального значения, каких немного осталось в России.

Природа, небо и дома, Красная гора, где снимался «Русский бунт» по известной повести Пушкина «Капитанская дочка». А ещё Малиновая гора. Говорят, в народе её прозвали так, потому что раньше здесь собирали самую любимую в России сладкую дикую ягоду – малину.

Шумят сосны в Спасском, особенно громко, когда налетит сильный и вольный степной ветер, будто все сразу, перебивая друг друга, в один голос стараются рассказать, что видели за свою жизнь, поделиться с людьми закатами и рассветами. И сам Александр Зельцер и его семья напоминают эти сосны, зацепившиеся в Оренбуржье корнями накрепко.

Они как флагманы стоят,
Иголками сверкают.
И много-много лет подряд
Нас радостно встречают.
(Александр Зельцер)

Елена Савельева

http://www.vecherniyorenburg.ru/122750/s-pesney-po-zhizni/

Просмотров: 533