Пресса » Сын своего отца

Сын своего отца

Статья из газеты: "Оренбургская Неделя" № 8 22/02/2017

Автор: Наталия Веркашанцева



– Александр Иосифович, думаю, не ошибусь, если скажу, что в основе всех ваших дарований – любовь к малой родине. Всё ваше творчество – и песни, и стихи, и фотопейзажи – пронизаны любовью к селу Спасское Саракташского района, где вы родились, и к его живописным окрестностям…


Александр Зельцер – человек разносторонних дарований. Фото из личного архива

– Село Спасское – одна из моих любимых тем в пейзажах. Хоть давно живу в Оренбурге, здесь ничего не снимаю. Я – фотограф Спасского. Это село с очень богатой историей. Вот видите на этих снимках сосны? По легенде их посадил учёный-естествоиспытатель, профессор Казанского университета Эдуард Эверсман. Он жил и работал в Спасском в доме, который именовался Барским, с 1821 по 1828 годы. Автор фундаментального научного труда «Естественная история Оренбургского края» не только изучал природу Спасского, но и украшал её. Им завезены в село некоторые виды растений. В том числе и эти сосны. Когда-то их было восемь, сейчас осталось шесть. Можно сказать, я вырос под этими соснами: мой дом стоял в пятидесяти метрах от них. Мы с мальчишками играли здесь в городки. Они для меня родные. Много лет назад их фотографировал мой отец, теперь я.

Сегодня нет ни Барского дома, ни нашего. Остались только эти легендарные сосны. Да чёрно-белые снимки.

– А что случилось с Барским домом?

– После революции здесь была школа. Потом жил директор школы Михаил Мефодьевич Чумаков. В 1963 году он открыл в этих старинных стенах краеведческий музей. В середине 90-х дом стал бесхозным, и сельсовет продал здание, числящееся объектом культурного наследия Оренбуржья, частному лицу. Покупатель демонтировал его и увёз из села. Теперь местечко под названием Барская гора заросло травой и мусором.

– Печальная история… Но есть и хорошие новости. Храм в честь образа Спаса Нерукотворного, который построили в 1814 году, а в 1921–м начали ломать, наконец отреставрирован и вновь украшает село Спасское своим величавым видом.

– Да, церковь очень красивая. Она признана памятником федерального значения ещё в 1974 году. Наконец-то её восстановили. Вложили в реконструкцию 42 миллиона рублей. Надо ещё 800 тысяч – сделать отмостку вокруг храма. Недалеко от церкви течёт речка Чина. Летом пересыхает. А весной разливается будь здоров. И в половодье храм смотрится, как знаменитая церковь Покрова на Нерли. Отцу удалось запечатлеть эту великолепную картину. Снимок датирован 1957 годом. Представляете, снимку 60 лет!

Вётлы – ещё одна достопримечательность Спасского. Они были огромные: в дупло одной из них мы с мальчишками втроём прятались. Было 11 вётел. Остались две или одна.

А вот Дубовая роща – уникальный лесной массив в степи, раскинувшийся на 725 гектарах в пяти километрах от села. Охраняется государством. Вот Красная гора, где снимали фильм «Русский бунт». А это река Большой Ик. Когда-то она была многоводной, по ней сплавляли лес. В Гражданскую войну на высоком берегу расстреливали красноармейцев. С тех пор это место называется Братскими могилами. В половодье из берега вымывает останки расстрелянных.

– А как вы начали заниматься фотографией?

– Михаил Мефодьевич Чумаков в 1956 году подарил мне фотоаппарат. И мы вместе с отцом начали его осваивать. Потом, конечно, стали покупать другую, более продвинутую фототехнику. Благодаря этому увлечению мне удалось запечатлеть исторические кадры – Юрия Гагарина на встрече с артековцами.

– А как вы оказались в «Артеке» – Всесоюзном пионерском лагере?

– В 1964 году меня признали одним из лучших пионервожатых области и отправили работать в «Артек». Там было много интересных сюжетов. У меня есть фото, где я запечатлён с Хрущёвым, с прославленным бегуном, олимпийским чемпионом Владимиром Куцем, в почётном карауле у тела Пальмиро Тольятти – он умер в «Артеке». Приехал подлечиться в Ялту, его пригласили в «Артек» на встречу с пионерами. А здесь случился инсульт. Но самые ценные снимки, конечно, с Гагариным. За все эти годы, что я занимаюсь фотографией, я провёл 16 фотовыставок. И в выставочном зале, и в педагогическом университете, и в родном селе под открытым небом.


Юрий Гагарин в «Артеке», 1964 год. Фото из личного архива

– Как появилась в вашей жизни музыка?

– В пятом классе начал заниматься на баяне по самоучителю. Подбирал мелодии, придумывал что-то своё. Нравилась гармония. В армии в свободное время изучал теорию музыки. После армии окончил училище культуры. Работал в школе учителем музыки. В 1975 году стал художником-оформителем в системе Газпрома. Отдал этому занятию 25 лет, но с музыкой не расставался. Первыми музыкальными наставниками были оренбургские композиторы Алексей Цибизов и Давид Генделев. Песни начал писать в школьные годы, когда занимался в художественной самодеятельности. Первую песню принёс в Дом творчества более полувека назад. Пишу на стихи местных поэтов: Анатолия Столповского, Валентина Кривцуна, Михаила Трутнева, Евдокии Горбанской, Геннадия Коняхина, Ивана Лысцова. Выбираю лучшее из лучшего. А когда не нахожу того, что хотел, сам пишу стихотворные строки. В юбилейный сборник «С песней по жизни» вошли новые произведения и те, что давно поют. Они предназначены для исполнения ансамблями и солистами разных возрастов – вплоть до детского сада. Это уже седьмой сборник. Общий тираж всех сборников – более трёх тысяч. Все разошлись. Поэтому приходится переиздавать. С того дня, как вышел первый сборник «Пою о крае родном», пошёл уже девятнадцатый год. Приятно, что сборники пользуются большим спросом, несмотря на то, что уже есть в Интернете. Некоторые песни имеют более тысячи прослушиваний. Много моих песен поют на фестивале «Обильный край, благословенный…». После Цибизова всегда шёл на втором месте по количеству исполняемых песен в рамках этого фестиваля. Мне это очень дорого, ведь я всю жизнь занимался песенным творчеством, несмотря на то, что приходилось осваивать и другие профессии.

– Помимо ваших фотографий и песен, существует целая галерея карандашных портретов русских писателей и поэтов – Лермонтова, Чехова, Крылова, Гоголя, Некрасова, Твардовского, Горького, Фадеева. И в изобразительном искусстве вы добились определённых успехов. Какое из ваших дарований и увлечений для вас важнее?

– Для меня это всё едино. Я не разделяю фотографию, песни, изобразительное творчество, коллекционирование марок или этикеток. Для меня это всё творчество. И воспитательный момент для молодёжи.


Творчеством Александра Зельцера интересуются не только взрослые, но и дети. Фото из личного архива

– Я думаю, ваша разносторонность – от вашего отца Иосифа Борисовича, сельского учителя, истинного интеллигента, работавшего в Спасской школе с 1944 по 1980 годы. Он оставил такой глубокий след в истории села, что в его честь в школе установлена мемориальная доска.

– Отца называли ходячей энциклопедией. Он был человеком глубоко и многосторонне образованным. Изучал французский язык и литературу в Сорбонне. Окончил юридический факультет Бухарестского университета. В Спасском преподавал немецкий и английский языки, помогал учителям физики и математики. Мечтал выучить древнекитайский. Он был находкой не только для Спасской школы, но и для района. После войны не хватало учителей с высшим образованием. И он ездил в соседние сёла принимать экзамены. Время было трудное. В семье, как и всюду, экономили на всём. Но только не на книгах. Я помню, как отец возвращался домой со стопкой книг иностранной литературы – выписывал через Посылторг. Он старался читать зарубежных авторов в подлинниках. До сих пор храню как реликвию том Шекспира на английском языке, подписанный в 1938 году британским консулом: «Иосифу Зельцеру за хорошее знание английского языка» Увесистое издание с золотым обрезом. Кроме всего, отец играл в драмкружке, читал лекции о международном положении перед киносеансом в клубе. Занимался спортом. И фотографировал, запечатлев родное село и земляков в тысячах чёрно-белых снимков. Без преувеличения: история Спасского сохранилась благодаря его фотографиям. Люди тянулись к нему. К каждому празднику он покупал около сотни открыток и отправлял их друзьям. Со многими учениками продолжал переписываться, уже будучи на пенсии. В 80-м году он переехал в Оренбург. Но в школе не хватало учителей. И отец ещё полгода ездил в Спасское вести уроки. И на пенсии не удалился на заслуженный отдых, более десяти лет проработав вахтёром в педагогическом институте. Всякий раз, устраивая свою выставку, я делаю уголок в память о своём отце.

Просмотров: 308